Метки

, , , , ,


опубликовано в журнале «Карьера» АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ

Охотники за головами — хедхантеры. Последнее время мы в моде. Говорят, хедхантеры — страшные люди.  Лично меня так назвали только один раз. Но обо всем по порядку.

Вообще, банковские специалисты — не наш профиль. Но не отказываться же от заказа на подбор председателя правления банка! Процесс поиска описывать не стану. Главное, кандидата мы в итоге нашли. Господин Тригонов на тот момент занимал должность зампреда правления и курировал инвестиционные и кредитные проекты достаточно крупного известного банка. Мужик подходил по всем требованиям практически идеально. Акционеры банка с решением тянуть не стали — почти сразу сделали Тригонову предложение. Нам оставалось лишь подставить карман под кругленькую сумму — 30% годового дохода председателя правления банка. Если бы не один момент…

— Мне все нравится, перейти готов, — Тригонов сидел за большим круглым столом нашего агентства и делился мыслями. — Только чем больше я об этом думаю, тем отчетливее понимаю: меня не отпустят.

— То есть как это не отпустят, — удивилась Ольга, — напишите заявление, ну отработаете положенные две недели или там месяц
и сделаете ручкой.

— Ха, если бы все было так просто, — грустно усмехнулся Тригонов. — Мой контракт заканчивается только через два года. Вообще, с юридической точки зрения реально удержать не может никакой контракт. Только здесь меня волнуют не юридические понятия, а… «понятия». Попросту «догонят и ноги переломают».

— Это что, настолько реально? — изобразил скепсис Витя.

— Абсолютно, — уверил Тригонов, — не хочу сейчас об этом говорить, но у меня есть весьма серьезные основания так считать. От предложения я не отказываюсь — все-таки не девочка, чтоб морочить зря голову, а потом сказать «мама не разрешает». Но и перейти я смогу только в том случае, если ваши клиенты сами уладят этот вопрос с моими нынешними работодателями.

— На разборку их вызовут…— развил тему Максим.

— Ну да, что-то в этом роде. По крайней мере, сделают так, чтобы меня потом оставили в покое, — подвел итог Тригонов…

— Вот тебе и «не девочка»… — глубокомысленно произнес Максим, когда Тригонов ушел.

— И что будем делать? — открыла прения Ольга — Может, действительно, поговорим с нашими банкирами — пусть выставят «крышу».

— Чушь собачья, предлагать такое клиенту нельзя, — идея мне не понравилась, тем более что общался с заказчиками именно я. — Нам, собственно, и платят деньги за то, чтобы получить нормального кандидата «без проблем»… Да в любом случае, кому нужны разборки на ровном месте?

Повисла пауза. Искать другого?! Да, этого-то еле нашли. А теперь снова?

— А знаете, я не уверен, что его страхи действительно реальны. То есть это именно страхи, и не больше, — после некоторого раздумья произнес наш психолог Витя. — Что, голову ему проломят, дом спалят? Да прошли уже те времена. Думаю, с ним нужно просто немного поработать, избавить его от этой мании преследования.

— Как ты это себе представляешь? — Витина идея меня насмешила. — Махнуть рукой, сказать «дело житейское, не грузись, мужик»?

— Да, хоть бы и так, — вполне серьезно ответил Витя. — Кстати, ты и поговори с ним, найди аргументы, у тебя обычно неплохо получается. А не поможет, что-нибудь придумаем.

— Ага, скажем, что если не выйдет к нашему клиенту и лишит нас гонорара, то мы его сами догоним и ноги переломаем, — подытожила Ольга.
С Тригоновым я таки поговорил. Честно говоря, жалею, что на это согласился, толку никакого, только почувствовал себя идиотом. Ну, собственно, так и заявил потом Вите, что убедить не удалось, остается только загипнотизировать.

— А что, это идея, — говорит Витя. — У нас на кафедре клинической психологии есть некий Женя, мой приятель. Он как раз занимается гипнозом, НЛП. В психушке долго работал. Людей из страшных депрессух выводил… Давайте я его попрошу поговорить с Тригоновым. Вдруг сможет придать уверенности… Получится — поделимся гонораром.

Мы трое только пожали плечами. Ничего ведь не теряем. А получится у Жени — заплатим, естественно. Витя полез искать телефон своего психотерапевта-гипнотизера, а мы разбрелись заниматься другими заказами.

Прошло недели две. Женя приходил к нам в агентство, что-то долго обсуждал с Витей. Потом вроде встречался с Тригоновым у него дома…

— Тош, позвони Тригонову, спроси как дела, — вдруг попросил Витя, — давно что-то от него нет вестей.

— Ты считаешь «девочка созрела»? — звонить мне было совершенно неохота.

— Хотя бы узнаем, удалось ли Жене его уговорить, — настаивал Витя.

Он был прав. Дело нужно довести до конца. И я позвонил Тригонову домой. Трубку взяла его жена. А дальше… Не каждому пожелаешь такое услышать:

— Что?! Из агентства?! — женщина на том конце провода забилась в истерике. — Вы опять сюда звоните?! Зачем вы прислали этого долбанного психолога? Мой муж потерял работу, вы довели его до психушки! Зачем вы опять звоните? Вам мало?! Вы страшные люди! И бросила трубку.

О том, что случилось, в деталях и красках мы узнали значительно позже. А произошло следующее. В одно прекрасное утро, примерно через пару дней после беседы с Женей, Тригонов не пошел на работу. Не дождавшись патрона у подъезда и не дозвонившись на мобильный, персональный водитель поднялся в квартиру. Пребывая в полной растерянности, жена Тригонова не только открыла дверь, но и пропустила водителя внутрь. А там… Шеф метался по квартире, рвал и бросал в унитаз какие-то бумаги, грозился куда-то ехать и орал на жену. Увидев водителя, Тригонов немного просветлел взглядом и… Попросил спасти его, а именно, вывезти к белорусской границе, а дальше он уж сам пойдет! Судя по невнятным объяснениям, водитель понял, что патрону грозит какая-то опасность, что его преследуют и хотят убить, что жена вчера вечером пыталась его отравить. «Белка! — промелькнуло и погасло в голове у шофера. — Шеф ведь вообще не пьет…» Озадаченный водитель спустился к машине, взял мобильный и сообщил службе безопасности банка, что шефу его вроде грозит какая-то опасность… Короче, чтоб быстрее приехали.

Вышедшие из джипа у дома Тригонова сотрудники СБ были немедленно атакованы огромным телевизором, вылетевшим прямо на них из окна зампреда правления и взорвавшимся рядом! Из квартиры доносились крики. Решив, что Тригонова действительно убивают, эсбэшники достали пистолеты и ринулись в подъезд. Отодвинув открывшую им дверь плачущую женщину, спасители вошли в квартиру и увидели Тригонова. Всклокоченный, с безумными глазами, он выбрасывал из окна один за другим предметы электроники. Мобильный, как выяснилось, был выброшен еще утром. В квартире сильно пахло горелым, а стены на кухне и в санузле были в саже. Несложно догадаться, что недавно Тригонов жег там какие-то бумаги. Как пояснила жена, пачками! Эсбэшники позвонили в банк и сказали, что наезда никакого нет, а их зампреда, судя по всему, нужно везти в психушку, в Кащенко или там в Сербского. Ни в какую психушку, конечно, его не повезли. Представляете, зампреда правления известно банка (входит в топ 100 надежных, реклама на всех трассах), заметят на освидетельствовании…

На другой день к Тригонову домой приехал начальник службы безопасности и привез с собой психиатра.

Шизофрения, обычная шизофрения, — выдал диагноз врач. — Классический случай: мания преследования, сопровождаемая причислению к врагам близких людей, в данном случае жены, попытка бегства, избавление от «компрометирующих» бумаг, освобождение от электронных приборов. Такое иногда может проявиться самым неожиданным образом. Какое-то сильное нервное потрясение, переживание — и открывается дремлющая наследственность.

— Это лечится? — сухо поинтересовался начальник СБ.

— Полностью нет, — ответил психиатр, — после длительного медикаментозного лечения можно достичь ремиссии и привести в нормальное состояние на какое-то неопределенное время, но потом однажды все начнется снова…

О том, что произошло дальше, догадаться уже не сложно. Хозяева Тригонова, конечно, расстроились, но все же решили, что им повезло — зампред не успел наломать дров. И уволили Тригонова, тихо, по соглашению сторон, выплатив ему все полагающееся выходное пособие.

Как я уже говорил, все детали стали нам известны значительно позже, месяца через два, когда отдохнувший на островах Тригонов, вышел на должность председателя правления банка наших клиентов. Шизофрения у него, как ни странно, прошла сама.

Слушай, а почему вы не предупредили его жену? Женщина ведь сама чуть в психушку не попала, — спросил я Женю, когда он снова появился у нас в агентстве.

— Для достоверности инсценировки: сыграть такую истерику было бы сложнее, — пояснил Женя, пряча в карман конверт с деньгами.

Реклама