Метки

, , , , ,


Вот приходит пару дней назад утром няня, с расстроенным видом. И говорит.
— Телевизор смотрела. Ой, как жить-то будем. Доллар, говорят, вырастет, и безработицу передают.

Мне вот нравится очень это выражение — «передают». Ну типа, как погоду. «Передают, на дорогах гололедица». «Передают безработицу».
Ну про доллар я пока опущу, а вот про безработицу задело.
— Где безработица-то, Анна Николаевна? Ну где?
— Так где. Негде, передают, молодежи работать. Нету работы.
— Как нету? Вы газету-то открывали? Там вакансий три тыщи пятьсот двадцать восемь и даже наверное больше.
— А так-то ведь да… открывала… И вправду ведь, много объявлений… А как же так?
— Так как. Не хочет молодежь работать — вот как (самой слегка смешно, про молодежь начала рассуждать — видимо старость подступает ))).
— Ох и правда. Вон. Внук-то у соседки. Подходит на днях и говорит: «Займите, Анна Николаевна, 10 рублей на автобус». А я ему: «Что ж ты у бабки-то на шее сидишь, последнюю пенсию тянешь! Шел бы работать! Вон, у Петровича на базе объявление висит, грузчики нужны. Иди, работай!» А он мне: «Ноо, буду я у него за три копейки горбатиться, еще чего!».
— И что, дали Вы ему денег?
— Не. Не дала. Газету ему вечером привезла. Ищи, говорю, работу, читай объявления.
— И как? Ищет?
— Не знаю…

Пятнадцать лет назад мне было 18. 1996 год. Я вспоминаю то время. Тогда, наверное, была безработица. И то, я в этом не уверена. Но мы, тогдашняя молодежь, мы хотели работать. Правда, хотели. Нам хотелось красивой одежды, вкусной еды, и когда-нибудь заработать на путевку в Париж. Да или просто, до ближайшего моря. Я вспоминаю, как искала работу. Увидела объявление, что в магазин бытовой техники требуется кассир. Была зима. В объявлении было указано, что надо подойти к 18 часам. Я пошла. В темноте, на морозе, перед боковым входом в магазин стояла очередь. Охранник запускал по одному. И все стояли! Никто не говорил, что холодно, темно, устал. Все терпели, нужна была работа. На одну-единственную вакансию кассира пришло человек сорок, шанс получить работу был мизерный. Но все надеялись. Не только я была такая героиня. Получить работу было за счастье, любую. Мы были готовы работать за идею. Чувствовали сопричастность к тому развитию, которое начиналось в стране. Верили, что вот немного сейчас еще поработаем на благо фирмы почти бесплатно и без выходных, а потом нашими трудами фирма поднимется и тогда начнется обеспеченная жизнь. И ведь это сбывалось.
Сейчас, понятно, никто за идею работать не будет. Это нормально. И это понятно. Все уже и так сбылось. Зачем работать за идею, если есть куча мест, где можно работать за деньги.

Непонятно другое. Почему молодые люди вообще не хотят работать?

Я ведь не голословно говорю. Девушки, молодые парни, скольких я видела. Очень многие из них идут на работу по каким угодно причинам, но только не потому, что им нужны деньги. У них и так есть деньги. Родители помогают. Бабушки. Любовники. Кто угодно. Причины решения пойти работать разные: мама заставила, надоело дома сидеть, захотелось попробовать — примерно так. Но все эти причины — они недолговечные. Мама сегодня заставила, а завтра пожалела. Сегодня надоело дома сидеть, а завтра устал рано вставать. И так далее.

И вот размещаешь в газете объявление. Звонят, звонят, звонят, кажется телефон сейчас раскалится и лопнет.

Раньше (лет пять назад) мы назначали собеседование с 15-минутной разбивкой по времени (ну то есть в 9:15, в 9:30 и так далее), и был расписан чуть ли не весь день. И это было оправдано, потому что люди реально на работу шли. Хотели работать. Были согласны неделю просто ходить учиться, потому что хотели получить работу. Брали домой каталоги и реально их учили. Выбираешь пятерых, раздаешь каталоги. Говоришь: кто лучше всех выучит и расскажет завтра — того и работа. И все учат.

Года три назад стали появляться «окна». Назначили человеку на определенное время, он не пришел. Стали делать по-другому. 30 человекам назначишь на одно и то же время, 15 придут. Построишь их, раздашь анкеты, выйдешь, расскажешь условия. Половина уйдут сразу. Ну что за работа, когда магазин работает без выходных и неизвестно, на какие дни тебе выходные выпадут. Другие-то люди имеют субботу и воскресенье выходными. Что ж я, лох, отдыхать в среду. Ладно, с оставшимися можно и поговорить.

Потом стало еще по-другому. Теперь уже говоришь человеку «собеседование в пятницу в три часа», а он тебе — «а я в пятницу не могу». Теперь уже совсем по-другому говорим. Говорим, что можно сегодня, завтра и послезавтра в любое время подойти и заполнить анкету. И может быть из 30 позвонивших пятеро таки дойдут.

А по телевизору, говорят, передают безработицу. Думаете, у меня одной так? Работа, может быть, у меня плохая? Да нет, у всех так. Кого ни спросишь — сотрудники всем нужны. А нету сотрудников.

Единственная категория молодых людей, которым реально нужна работа — это приехавшие из районов. Сбежавшие из своей деревни, решившие пробиваться самостоятельно. У них нет теплой квартиры и папы-мамы под боком, и им все-таки нужны деньги. Они очень быстро адаптируются к городским реалиям. У них почему-то довольно быстро исправляется речь, они учатся одеваться, избавляются от своей деревенскости. И почему-то часто оказывается, что они лучшие сотрудники, чем те, у которых за спиной надежный тыл.

В остальном же… Сколько раз было. Звонит женщина по объявлению «Требуется разнорабочий». Спрашиваешь: «А Вы, простите, как работать собрались». Ответ предсказуем: «Да я для сына узнаю». Я ненавижу, ненавижу такие звонки. Я редко отвечаю грубо, но этот случай, я уверена, надо лечить. Спрашиваю: «А у вашего сына язык есть?» — Знаю, это неправильно, но как ей еще втолковать, что не надо искать работу за 20-летнего оболтуса, а надо (было надо — сейчас возможно, уже и поздно) втолковать ему, что таки надо работать. Таки стыдно в 20 лет на маминой-то шее сидеть. Ладно бы учился! Но ведь просто болтается. Зачем работать, мама борщ сварит, денег даст, одежду купит, и на ночной клуб тоже хватит. «Есть…» — растерянно отвечает она о наличии языка у сына. «Руки есть?» — «Есть».. — «Так пусть же он сам позвонит и спросит про работу!» Некоторые не понимают. Таких не вылечишь.

Некоторые мамы не звонят. Они приходят. Они начинают рассказывать, какой у них сынок хороший, только что-то нигде его не берут. Я пару раз попадалась на такое. Приходит сынок. Взгляд потухший, во рту жвачка, гопническая шапка на макушке. По нему видно, — ну видно!!!!, что работать он не будет. Или будет, но три дня. Или будет, но так, как сам захочет, а не так, как надо. И ему абсолютно насрать (пардон), на все и на всех. Он будет работать ровно до тех пор, пока его снова не пожалеет мама и не возьмет обратно под крылышко.

А потом начинается самое интересное. Он опаздывает. Косячит. Прогуливает. И когда ты наконец собираешься его выгнать, со скандалом прибегает мама. Как же так! Ее кровинушку! Обидели! Ведь он хороший! Он не мог! А его!

Когда у тебя работает несколько таких кровинушек, на работе впору проводить родительские собрания. Дневники, там, не знаю, завести. Писать туда красной пастой.

Кровинушек я больше на работу не беру. Но если молодому парню-девушке меньше 25 лет, телефон родителей таки прошу записать. Мало ли. Всякое бывает.
Был вот у меня давным-давно один такой. (Тоже, научил нас уму-разуму, спасибо ему, после него и стали телефоны родителей записывать). Родители обеспеченные, сам умный, институт заканчивает. Хочу, говорит, сам. Хочу чтобы у меня лет через пять был свой бизнес. Хочу, говорит, изнутри все увидеть, поработать, опыта набраться. Адекватный такой на вид абсолютно. Взяли. Кассиром поставили. Договор матответственности, мальчик более чем совершеннолетний. Набирался опыта неделю. А через неделю вышел типа «покурить». 15 минут проходит, полчаса, пошли искать. Нету нигде. Ключика от кассы тоже нету. А он все деньги взял и был таков. ВСЕ!!!! Позвонили родителям. Мать через час деньги привезла. Умоляла милицию не вызывать. Так тоже бывает.

Я вот что думаю. А что же будет, когда все те родители, которые сейчас кормят своих кровинушек, состарятся? А кровинушки своих нарожают? Кто работать-то будет?

А у вас, как? Тоже безработица?

(с) http://agata-g.livejournal.com/63870.html

Реклама