Покоління W

Катерина Горчинська_ П’ятниця, 31 серпня 2012, 13:10

Версія для друку Коментарі 101

Представьте себе черную коробочку, в которую затолкали ребенка.

Представьте себе место, где торчащие из коробки ножки-ручки просто обрезают, чтобы ребенок втиснулся в коробку. Эта жестокая аллегория дает очень четкое представление о том, чем на сегодняшний день являются украинские школы.

Конформизм, одинаковость и соответствие правилам необходимы для выживания в ней. Отклонения в любую сторону приводят к конфликтам с системой и в конце концов — к проигрышу ребенка против системы.

Целое поколение наших детей, проходящих сейчас через жернова нашей системы образования, растут в школах, идеология которых противоречит самому понятию образования в ее современной интерпретации: развитию индивидуальных талантов ребенка с тем, чтобы с этими дарами реализоваться и преуспеть в обществе.

Как результат, целое поколение маленьких украинцев станет «потерянным» для страны из-за ущербной и коррумпированной системы образования.

Это поколение W — от «wasted».

В долгосрочной перспективе для Украины это означает потерю конкурентных преимуществ, способности к инновациям и к нахождению своего места в мире. Означает дефицит навыков и знаний, применимых на рабочем месте и в жизни вообще. Означает бедность и прозябание в третьем мире.

К счастью, проблема с образованием в Украине не уникальна, ибо многие страны в мире сталкивались с подобным. Страшно то, что здесь не предлагаются решения.

Государство, которое должно идти в авангарде изменений, вместо этого является рассадником коррупции и разрушения. Оно не берет на себя свою естественную роль: планирования и внедрения преобразований.

В результате, мы тратим 7 процентов ВВП на образование (значительно больше, чем в среднем по Европе, где цифра колеблется между 4 и 5 процентами), но качества расходы не приносят.

К примеру, по качеству образования в математике и точных науках Украина занимает «почетное» 70 место в мире из 142 (WEF Global Economic Forum), на уровне с Зимбабве, Бенином и Кенией.

Украине просто необходимо пересмотреть философию сферы образования, обратив внимание на наработки ведущих мыслителей в этой сфере и стран, которые довольно рано поняли и принялись решать подобные проблемы, например — Финляндию.

Сдвиг парадигмы

Сэр Кен Робинсон, ведущий британский и мировой эксперт в сфере образования, автор многих книг, говорит о том, что менять подход к образованию имеет смысл, в том числе, и из экономических соображений.

Абсолютно все страны в мире сейчас решают похожую задачу: как вырастить новое поколение так, чтобы оно было готово встретить любые вызовы в экономике через пару десятилетий, учитывая, что мы не понимаем, что в ней случится даже через пару недель.

Вторая большая задача образования — в то же самое время передать «культурный код», то есть национальную уникальность.

Робинсон говорит, что проблемы эти мы, к сожалению, решаем с помощью старых средств, которые в современном мире не применимы и которые отторгают многих детей настолько, что они не видят смысла в школе.

Для Украины его тезис подтверждается статистикой: сейчас все меньше детей поступают в школы и получают даже полное среднее образование. В некоторых регионах, например, в Донецкой области, эта цифра сейчас составляет 88 процентов, согласно недавнему исследованию Фонда Эффективного Управления.

Нынешние школы были придуманы совсем для другой эры: оны были задуманы как часть и продолжение Индустриальной Революции, по ее образу и подобию. В школах, как и на фабриках той эры, по-прежнему есть звонки, детей распределяют по партиям-классам, сортировка происходит по году выпуска.

Но тогдашнее предположение, что детей эффективнее всего объединить по возрасту, сейчас кажется абсурдным. Пару сотен лет спустя уже должно быть понятно, что дети разных возрастов могут одинаково хорошо разбираться в какой-то дисциплине. Разные дети лучше обучаются в разное время суток. Для некоторых обучение эффективно в маленьких группах, для других — в больших, для третьих — индивидуально.

Робинсон говорит, что стандартизация (общее расписание, стандартные тесты, методы обучения и курсы) больше не подходят. Он верит, что двигаться надо в противоположном направлении – развивать индивидуальные таланты и разные виды интеллекта, с которыми рождаются дети.

Креативность, творчество, говорит он, имеет массу форм и выражений. Оно не менее важно, чем способность читать, и это именно то, что необходимо холить и лелеять.

Тем не менее, в нынешней системе образования ошибки — это самое страшное. Но невозможно оставаться креативным, создавать что-то новое, не совершая при этом ошибок. Само отношение к творчеству и ошибкам является ошибочным.

В одном из знаменитых выступлений на TED, сэр Робинсон приводит пример ребенка, у которого постоянно были проблемы в школе. Ее звали Джиллиан Барбара Пирке, она родилась в 1926 году. Ее таскали по разным специалистам, чтобы понять, что же с ней не так, пока кто-то не заметил, в чем проблема.

Девочка была прирожденной танцовщицей. Для того, чтобы думать, ей было необходимо двигаться. Ее определили в школу танцев и, повзрослев, она стала одним из самых успешных танцоров и продюсеров в истории. Ее искусство радовало миллионы людей.

Но для того, чтобы каждый ребенок мог раскрыться так же, в самой системе образования необходима революция, говорит Робинсон. Похоже, что многие в мире с ним согласны: два ролика с его выступлений на TED в 2006 и 2010 году, по некоторым оценкам, просмотрело 200 миллионов человек в 150 странах мира.

 

Финляндия как успешный пример революции

Финляндия довольно рано осознала необходимость образовательной реформы. Сейчас она считается одним из самых успешных примеров изменения системы образования. Она стала чем-то вроде места паломничества для педагогов в мире, которые хотят повторить ее успех.

Изменения начались несколько десятилетий назад, когда финны осознали, что дети в отдаленных селениях не получают образования того же качества, какое получают дети, например, в столице. Другими словами, не у всех детей были равные шансы развить свои таланты.

Финны поняли, что для того, чтобы оставаться конкурентоспособными в мире, не достаточно развивать ресурсоемкую экономику. Нужна экономика знаний. И участвовать в ней должно абсолютно все население, а не некоторые избранные, которым повезло.

Цель всеобщего качественного образования многим казалась утопией. Тем не менее, скептики оказались не правы. Финны не только достигли своей цели, но и получили ряд интересных и весьма приятных побочных эффектов.

Итак, в 1970 годах страна начала комплексную реформу образования, цель которой состояла не в том, чтобы поднять уровень академических успехов учеников, но дать равные возможности детям развивать свои способности, независимо от их семейных обстоятельств, дохода или места проживания.

Целью стало преобразование школ в благоприятную, надежную среду для развития детей.

Начали они с базовых потребностей: все дети в школах получили качественное бесплатное питание, доступ к медицинскому обслуживанию и индивидуальные консультации любого характера, будь то связано с образованием или психологией.

Спустя какое-то время неожиданно юные финны стали показывать удивительные результаты в международных тестах Pisa. Этот выборочный тест проводится во всем мире для детей 15 лет по математике, чтению и естественным дисциплинам каждые три года Организацией Экономического Сотрудничества и Развития (OECD).

С 2001 года финны показывали очень высокий результат, на уровне со странами — мировыми лидерами в образовании, Сингапуром и Южной Кореей, где система образования часто завязана на огромном количестве часов, требуемых для обучения, и заучивании. Финнам же, наоборот, практически не задают домашних заданий, а обучение в стране основано на творчестве и игре.

Более того, этот же тест показал, что главная цель, которую поставили финны, тоже была достигнута: результаты разных школ остаются одинаково высокими.

Удивительно то, что в Финляндии нет частных школ и университетов.

Более того, у детей нет стандартных тестов и экзаменов в школе. Учителей обучают оценивать знания детей индивидуально по шкале, индивидуально созданной для каждого ученика. Другими словами, ученика оценивают по тому, насколько он продвинулся в обучении относительно того, каким он был вчера, а не относительно того, каким ожидает его увидеть система.

Конкуренция вообще не является элементом системы образования в Финляндии, поскольку цель — это развитие индивидуального таланта.

Польша догоняет

Польша в этой части света является примером успешных реформ в образовании. В конце 1990-х она тоже взяла на вооружение формулу равных возможностей для всех детей, и сейчас начинает догонять своих сильных товарищей в этой сфере.

В последнем тесте Pisa она заняла 14 место по чтению, обойдя США, Францию, Британию и Германию, помимо прочих. Интересно еще и то, что при этом страна тратит на образование половину того, что тратят США или Норвегия, согласно недавнему исследованию BBC.

Вот ключевые элементы реформы Польши:

1. Школам дается полная свобода выбора того, как и чему они обучают своих детей.

2. Правительство вмешивается в процесс в сельской местности для того, чтобы уровень образования там соответствовал уровню в больших городах — то есть работает принцип равных возможностей.

3. Власти также организовывают стандартный тест по окончанию школы.

4. Стандартным также является обучение учителей, за которое также отвечает правительство.

Украина, к сожалению, пока слишком далека от понимания необходимости изменения системы образования. Она теряет нынешнее поколение детей в системе, которая не способна дать им практических навыков и знаний для того, чтобы преуспеть на рабочем месте даже в Украине — не говоря уже об остальном мире. О равных возможностях речь не идет вообще.

Если не взяться за изменения уже сегодня, нынешние дети станут Поколением W. То есть потерянным.

Реклама